Волонтерский центр

Любовь… или ненависть

Семен Кацыв

Семен Кацыв

Такой трактовки столетиями обидного «ЖИД» я ещё никогда не слышал!

Было это осенью, теперь уже далёкого, 1993 года…

Меня, оператора одного из израильских телеканалов, вместе с журналистом Моше Ципером отправили в Украину – город Умань. Сюда каждый год приезжали и приезжают тысячи хасидов — верующих иудеев, чтоб на могиле праведника Рабби Нахмана помолиться и отпраздновать наступление еврейского Нового года. В нашу задачу входило снять обширный телерепортаж об этом событии…

За свою историю Умань, которая находится в месте где сливаются две реки Каменка и Уманка, много раз переходила от одной власти к другой. Она была захвачена монголо-татарами, переходила к Литовскому государству, пережила польскую колонизацию. Но в эти осенние дни складывалось впечатление, что здесь живут только евреи, переодетые в свои чёрные штаны, из-под которых выглядывали белоснежно белые носки. Такие же чёрные пиджаки поверх белых праздничных рубашек и широкополые чёрные шляпы. И всё это придавало Умани какой-то особенный колорит, превращая город в еврейское местечко прошлого столетия…

Рыночные торговцы переводят все цены в доллары, резко подскакивает плата за аренду комнат и квартир, а милиция и пожарники переходят в «повышенную боевую готовность» — ну, мало ли что?! Даже на всяких заведениях, где можно перекусить, появляются надписи «У НАС – КОШЕРНО». Я старался как можно полнее и детальнее отобразить всё происходящее вокруг… Моше каждый раз спрашивал у меня, о чём говорят местные жители – ведь из нас двоих только я говорил на русском языке, а он только на иврите или английском…

Мы подошли к забору одного из дворов где стояла пожилая женщина, опираясь на входную калитку. Моше сказал мне, чтоб я снимал и задал ей вопрос – знает ли она, что это за люди, которые ходят в чёрном по всему городу? Я перевёл вопрос и она ответила: «Так це ж жиди!» Я вопросительно взглянул на неё, а она продолжила: «А називають их так щоб ЖИли Довго! Святий народ. Дай Боже им здоров’я. Вони и за нас молются…» В этот момент я очень пожалел, что Моше не понимает по-русски, не говоря уже об украинском языке. Такой трактовки столетиями обидного «ЖИД» я ещё никогда не слышал! Так могла говорить женщина, только по настоящему верующая в Бога и которую эта вера хранила и благословила на мудрость и любовь к таким же людям, как и она сама!

Когда мы вернулись в Израиль и сели монтировать отснятый материял, Моше, написав закадровый текст сделал так, что именно эта украинская женщина стала главной героиней сюжета…

Прошли годы… Я до сих пор рассказываю эту историю моим молодым коллегам, которые только начинают свой путь на телевидении, и приговариваю, что «слово» всегда звучит так, какой смысл ты в него вкладываешь, – любовь или ненависть…

© Семён Кацыв

Источник: poetryclub.com.ua



При использовании материалов активная гиперссылка на сайт www.shalom-tikva.ru обязательна.